March 25th, 2012

цвет настроения синий

Чукотэтноэксп: случай на биваке

Покидаем гостеприимное Билибино (рассказ об устройстве АЭС - завтра вечером).




Едем на Певек. Встречаем по дороге трактор, который гусеницей от вездехода чистит зимник.




Красота.




Еще красота.




Бля, ну все снимают природу, и я буду.




Решили сварить на ужин яйца (билибинские - по 19 рублей за штуку). Положили в кастрюльку кусочек снега, поставили на газ. Хочу сфотографировать наш суровый чукотский быт, как вдруг вижу нехороший дым из-под кастрюли. Блять! Блядский Джетбойл, мать его за ногу! Снизу кастрюли существует специальная пластмассовая крышка, которая закрывает радиатор (чтобы кастрюля лучше грелась). И мы поставили кастрюлю не сняв эту крышку.

Короче, проплавилась она зачетно. Выставляю на снег, чтобы в салоне не воняло.




Самое неприятное, что загадило плитку. Пытаюсь отскрести безымянное пластиковое изделие с конфорки. Жгу его огнем. Все равно говно получилось.




Занимаю плитку в соседнем Патруле. Продолжаю дальше тупить в инете, как вдруг чувстую новый запах. На этот раз затлела неопреновая обечайка у кастрюли. Выкидываю ее нахуй и продолжаю топить снег.




Ужин готов. Мы с sergeydolya читаем каменты к своим постам из экспедиции и едим незатейливо, но зато с красным сухим.

цвет настроения синий

Певек

Мы доехали до Певека, последней точки экспедиции для Кукусика. Три безымянных суровых Патруля едут дальше своими внедорожными тропами, а мы с sergeydolya думаем, как и куда нам телепортировать автомобиль и себя.

Подробные рассказы о том, что было вчера - завтра.

цвет настроения синий

Как работает атомная электростанция

Кому лень читать дальше: атомная электростанция берет и работает.

А теперь чуть подробнее.


Перед входом стоит снеговик.




У атомной электростанции ступеньки покрыты старым ковром, чтобы не скользко было. Хотя это первая и единственная в мире АЭС, работающая в зоне вечной мерзлоты, о ступеньках как-то забыли.




Одна из дверей чисто декоративная. Неизвестно, зачем ее построили, но она не открывается никому.




На входе женщина в униформе сверяет номера фотоаппаратов с номерами в списке. Нельзя снимать хрен знает на что, можно снимать только на фотик с номером, который за месяц до того попросили прислать по электронной почте.




Атомную электростанцию убирают так же, как и любое другое помещение.




Пиктограммы, обозначающие пожарные выходы, работники станции рисуют самостоятельно.




Блогеров пустили в какое-то помещение. Они счастливы и снимают все подряд.




Кнопки на пультах я решил не трогать - мало ли, вдруг шутку не оценят.




В Билибине всегда знают, можно ли уже звонить в Москву.




- Петрович, дай проволочку, предохранитель вылетел, а за запасным лень идти.




В советское время станция работала на сугубо материалистических принципах. Рыночные времена принесли с собой новые методы обеспечения надежной работы - перекреститься и помолиться.




Золотые руки.




Всю ответственность тут же свалили на меня.




Уголок с огнетушителями украшен художественным панно времен сдачи станции в эксплуатацию.




Пульт контроля энерговыделения. Чтобы ведали, что творят.




Работают люди.




Вот мы и подошли к самому интересному. Реакторный зал. На переднем плане колодец, выделенный красным кольцом - это один из реакторов. На стене развешены графитовые стержни, в которых уран. Висят так по простому, как вобла в сенях у деда.




Подойдем поближе к ремонтируемому реактору. Перед ним стоят тапки, как перед мечетью.




В каждом реакторе помещается двести с чем-то графитовых стержней. Потом все это закрывается, и в реактор подается вода под давлением в 60 атмосфер. Температура у нее - 270 градусов по Цельсию. Задача реактора - нагреть воду так, чтобы она превратилась в пар. Для этого нужно нагреть воду всего на 6 градусов. Часть воды действительно не выдержит таких издевательств и превратится в пар. Пар пойдет на турбину, турбина завертится, верчение породит электричество.

То есть, вся суть атомной электростанции в том, что это огромный паровоз, который нагревает воду на шесть градусов. А я был уверен, что электричество как-то более научно появляется.


Зимой в реакторном зале холодно и дует, поэтому окна закрывают полиэтиленом, как парник.




Вообще, тут все аккуратно и хорошо. Пиздануть не должно.