?

Log in

No account? Create an account

May 8th, 2014 - У Вас замечательный сайт, но его можно сделать еще лучше.

May 8th, 2014

May 8th, 2014
11:40 am
О войне и памятниках
Николай Никулин
"Воспоминания о войне"

Обязательно к прочтению.

Война, которая велась методами концлагерей и коллективизации, не способствовала развитию человечности. Солдатские жизни ни во что не ставились. А по выдуманной политработниками концепции, наша армия — лучшая в мире, воюет без потерь. Миллионы людей, полегшие на полях сражений, не соответствовали этой схеме. О них не полагалось говорить, их не следовало замечать. Их сваливали, как падаль, в ямы и присыпали землей похоронные команды, либо просто гнили они там, где погибли. Говорить об этом было опасно, могли поставить к стенке «за пораженчество». И до сих пор эта официальная концепция продолжает жить, она крепко вбита в сознание наших людей. Объявили взятую с потолка цифру 20 миллионов, а архивы, списки, планы захоронений и вся документация — строгая тайна.

«Никто не забыт, ничто не забыто!» — эта трескучая фраза выглядит издевательством. Самодеятельные поиски пионеров и отдельных энтузиастов — капля в море. А официальные памятники и мемориалы созданы совсем не для памяти погибших, а для увековечивания наших лозунгов: «Мы самые лучшие!», «Мы непобедимы!», «Да здравствует коммунизм!». Каменные, а чаще бетонные флаги, фанфары, стандартные матери-родины, застывшие в картинной скорби, в которую не веришь, — холодные, жестокие, бездушные, чуждые истинной скорби изваяния.

Скажем точнее. Существующие мемориалы не памятники погибшим, а овеществленная в бетоне концепция непобедимости нашего строя. Наша победа в войне превращена в политический капитал, долженствующий укреплять и оправдывать существующее в стране положение вещей. Жертвы противоречат официальной трактовке победы. Война должна изображаться в мажорных тонах. Урра! Победа! А потери — это несущественно! Победителей не судят.

Я понимаю французов, которые в Вердене сохранили участок фронта Первой мировой войны в том виде, как он выглядел в 1916 году. Траншеи, воронки, колючая проволока и все остальное. Мы же в Сталинграде, например, сравняли все бульдозером и поставили громадную бабу с ножом в руке на Мамаевом кургане — «символ Победы» (?!). А на местах, где гибли солдаты, возникли могилы каких-то политработников, не имеющих отношения к событиям войны.

Мне пришлось быть в Двинске на местах захоронения наших солдат. Латыши — люди, в общем-то, жесткие, не сентиментальные, да и враждебные нам, сохранившие, однако, утраченные нами моральные принципы и культуру, — создали огромное, прекрасное кладбище. Для каждого солдата небольшая скромная могила и цветы на ней. По возможности найдены имена, хотя неизвестных очень много. Все строго, человечно, во всем — уважение к усопшим. И ощущается ужас боев, грандиозность происшедшего, когда видишь безграничное море могил — ни справа, ни слева, ни сзади, ни спереди не видно горизонта, одни памятники! А ведь в Латвии за короткое время боев мы потеряли в сотни раз меньше, чем на российских полях за два года! Просто там все скрыто лесами и болотами. И никогда, видимо, не будет разыскана большая часть погибших.

Мне рассказывали, что под Казанью, в тех местах, где в XVI веке войска Ивана Грозного атаковали город, до последних лет (до затопления в годы «великих строек»), люди собирали солдатские кости и сносили их в церковь, в специальный саркофаг. А ведь потери Ивана Грозного были мизерны по сравнению с жертвами последней войны! Например, на Невском Пятачке под Ленинградом на один квадратный метр земли приходилось семнадцать убитых (по официальным данным). Это во много раз плотнее, чем на обычном гражданском кладбище. Таким образом, пионерские и комсомольские походы на места боев — дело благородное, нужное, но безнадежное из-за грандиозности задачи.

Что же реально можно сделать сейчас, в условиях всеобщего равнодушия, нехватки средств и материалов? Думаю, на территории бывшей передовой следует создавать мемориальные зоны, сохранить то, что там осталось в неизменном виде. На бывшем Волховском фронте это можно осуществить во многих местах. Поставить памятные знаки, пусть скромные и дешевые, с обозначение погибших полков и дивизий. Ведь ни Погостье, ни Гайтолово, ни Тортолово, ни Корбусель, ни десятки других мест ничем не отмечены! А косточки собирать... И давно пора ставить на местах боев церкви или часовни.

Главное же — воскресить у людей память и уважение к погибшим. Эта задача связана не только с войной, а с гораздо более важными проблемами — возрождением нравственности, морали, борьбой с жестокостью и черствостью, подлостью и бездушием, затопившими и захватившими нас. Ведь отношение к погибшим, к памяти предков — элемент нашей угасшей культуры. Нет их — нет и доброты и порядочности в жизни, в наших отношениях. Ведь затаптывание костей на полях сражения — это то же, что и лагеря, коллективизация, дедовщина в современной армии, возникновение разных мафий, распространение воровства, подлости, жестокости, развал хозяйства. Изменение отношения к памяти погибших — элемент нашего возрождения как нации.

Никакие памятники и мемориалы не способны передать грандиозность военных потерь, по-настоящему увековечить мириады бессмысленных жертв. Лучшая память им — правда о войне, правдивый рассказ о происходившем, раскрытие архивов, опубликование имен тех, кто ответствен за безобразия.

Полный текст мемуаров: http://www.belousenko.com/books/nikulin/nikulin_vojna.htm

Tags: , , , ,

TimeEvent
07:20 pm
Днем обеды, епта


А вот интересно. Советский солдат, воевавший во (на?) второй мировой войне воспринимается сегодня исключительно могущественным героем. Он как Алеша в Трептов-парке. Он не ковыряет в носу, он простой парень, у него нет квартиры от государства. Он хороший по умолчанию. Он завоевал для нас победу, за это мы должны ему кланяться в пояс.

А чем он отличается от участника любой другой войны? Почему солдат 1812-го года не заслужил такого же трепетного отношения? Почему ветеранам гражданской войны не принято было кланяться и памятники не ставили? Финской, японской, хуйзнаеткаковской?

Участник ВОВ автоматически покрывается слоем золота, даже если он чистил картошку в тылу.

Идиотизм начался при Брежневе, когда секретари парткома вдруг поняли, что война - это наше все. Срочно по всей стране заебенили бетонного, чугунного, бронзового говна. Даже на острове Шикотан поставили на постамент списанный танк, хотя там никакой войны не было. Привезли на корабле.

Дальнейший процесс протекает в полном соответствии с языческими алгоритмами. Вместо условностей и кратких ритуалов мы получаем тяжеловесные идеологические кубометры унылого говна. Люди боятся снять георгиевскую ленточку месяцами, чтобы не обидеть дух предков. День победы стал параллельной религией. Закрепительный мотив такой же, как в христианстве: они страдали за нас, они своей жизнью вырвали нам победу. Как и в христанстве не уточняется, что делать, если я не просил за меня страдать.

В других странах, например в США, принято любить всех солдат всех времен. Я никогда не видел там особенного отношения к воевавшим в 45-м. К ним относятся просто с уважением, все-таки они уже старенькие. А ко всем остальным солдатам - включая сегодняшних - тоже относятся с уважением. В каждом аэропорту висит надпись "Приветствуем наших ребят, возвращающихся с героической миссии в Ираке". В каждом городе на деревьях висят большие желтые ленты в поддержку солдат. Перед домами стоят флаги. Женам солдат печенья малознакомые люди носят.

В такой атмосфере никому не придет в голову как-то особенно выделять подвиг деда, кладя хуй на подвиг соседа. Война всегда говно. А солдат всегда выполняет чужую волю, он образец преданности стране. Тот факт, что он воевал 65 лет назад, совершенно никак не возвышает его над другими солдатами. И это было совершенно ясно сразу после победы: поставили 10 памятников и славно.

Tags: , , , , , , , ,

Previous Day 2014/05/08
[Calendar]
Next Day


samiznaetekto.ru Powered by LiveJournal.com