June 28th, 2018

one-eyed

Не моя улица

Прошлые пару лет в Москве шла программа "Моя улица", в результате которой центр города довольно приятно преобразился. Москвичи по традиции хуесосили власти, не осознавая, что проекты были спроектированы ведущими европейскими бюро. Получилось на тройку - но не потому, что иностранцы обосрались, а потому, что москвичи не знают, что делать с новыми пространствами (например, со слишком широкими тротуарами).

Но в этом году что-то изменилось. С одной стороны, в Москве проходит чемпионат мира по футболу, в связи с чем все встали по стойке смирно и даже менты не выпизживают пьяных свящих бринанцев со стульев на уличных кафе. Но заодно сжалось и муниципальное очко, поэтому программа "Моя улица" взяла паузу. Но город же должен развиваться. Поэтому нашли кого-то другого на развитие.

И тут случился пиздец. Понабрали по объявлению на не особо футбольных улицах каких-то левых строителей. И отдали им улицы на растерзание.

А ребята-то неопытны. И они начали строить прямо посреди людских потоков. Вывалили кучу песка прямо под ноги.




Начали долбить молотками и откалывать плитку прямо посреди толпы.




Им даже не пришло в голову разделить потоки транспорта и людей - сами договорятся.




Трактор сдает задним ходом в толпу во время часа пик? Обойдут, не трамваи!




У нас тут стройка, ебеныть.




Пешеходы? Автомобили? Нам, татарам, все равно.




Вернемся в 1980-е, это сегодня, говорят, модно.




Москвичи покудахчут и привыкнут. Они же нападали на "Мою улицу"? Ну и тут потерпят, закалились.




Короче, в Москве - жопа, но никто не обращает внимание.




Гвозди бы делать из этих людей.

one-eyed

Футбол

Москву захватил футбол. Настолько, что даже местная хинкальная нарисовала хинкали, играющие в футбол.

Они, правда, немного похожи на яйца с щетиной, но футбольный мяч должен полностью переключить внимение зрителей.



one-eyed

Белые стены

Самый большой пиздец на свете - это белые стены в доме.

В какой-то момент в результате отказа от всех ценностей СССР прогрессивные граждане решили, что обои - это наследие тоталитаризма (каким, блять, хуем? но ок). И начали считать, что любое помещение только тогда прекрасно, когда у него все стены покрашены белой краской.

Ни в школе, ни в больнице, ни в тюрьме ни один соотечественник не потерпел бы белых стен. Медиазона писала бы лонгриди на тему депрессивного влияния белых стен на психику инокомыслящих. Пусси райот выступали бы в белых халатах в знак протеста. Но в собственной квартире - конечно, это же прекрасно! Это же не обои времен тоталитаризма. Значит, берем.

В белых стенах уныло, скучно, постно, тоталитарно, убого. Но мы этого не заметим, потому что нас триста лет цари и генсеки заставляли клеить обои в цветочек, суки, а сейчас мы скинем эти оковы и заживем свободно. Все в белом.

Закупим водо-эмульсионки и вдохнем полной грудью. И будем не как все.