November 26th, 2019

цвет настроения синий

Почему фриланс сосет?

Потому что даже самому талантливому человеку на свете нужны коллеги, второе мнение, старшие и младшие товарищи, конкуренция, критика, похвала, оценка и пр.

А когда фрилансер сидит у себя дома, он ничего нового не узнает, а только тратит свой ресурс. Его может хватить на год, три, пять, но потом он все равно обессилит, как сельхозкультура без удобрения.

Если говорить о поддержке мозгового ресурса, то при желании можно и не работать в компании, где есть какие-то еще люди вокруг. Можно просто ходить в коворкинг, или посещать лекции и мастер-классы.

Просто в компании проще и дешевле всего поддерживать нужный уровень развития. Самому дома - сложнее всего. А в коворкинге - дороже всего.

Поэтому фриланс сосет. И 99% фрилансеров выгорают за несколько лет.

цвет настроения синий

Розовые рубашки

Пиздец как меня бесят розовые мужские рубашки. Они меня бесят гораздо больше, чем те мудозвоны, которые называют рубашки сорочками. В розовой рубашке любой мужчина выглядит как полный дебил, но при этом всегда сидит с таким видом, как будто совершает поступок невероятной душевной тонкости. Не могу понять настойчивость, с которой розовые рубашки производятся и носятся. Даже брошь в виде какашки смотрелась бы на мужчине более изысканно и уместно, чем розовая рубашка.

цвет настроения синий

Руководить бизнесом на расстоянии

Многие руководители компаний не знают, как им отойти от родной компании хотя бы на километр.

Многие руководители компаний не знают, как так сделать, чтобы их компания могла прожить без них недельку.

Многие руководители компаний не знают, как "делегировать ответственность" своим коллегам (= являются злоебучими контрол-фриками).

А секрет простой. Не нужно запирать своей неэффективностью процессы в своей компании. Нужно так все устроить, чтобы даже когда вы в офисе, ничто от вас не зависело. Физическое присутствие не значит ничего.

Бля, какая разница - есть руководитель в офисе или нет?

Важно, чтобы люди знали, что им делать. И важно, чтобы люди понимали, что за хуйню их взъебут. Всё. Больше ничего не важно.